Домой Армия Украина начинает бить по нефтебазам

Украина начинает бить по нефтебазам

Украина начинает бить по нефтебазам

Взрыв, произошедший 11 сентября на нефтебазе в Кировском районе Донецка, является террористическим актом со стороны ВСУ. Об этом заявил глава Донецкой народной республики Денис Пушилин.

Всего, по информации донецкого отделения Совместного центра координации и контроля за соблюдением перемирия (СЦКК), в зоне расположения нефтебазы в субботу прогремели два взрыва. Первый — в 7:30, в пятидесяти метрах от резервуара с ГСМ, — он не нанес ущерба. А второй — в 12:30 на крыше резервуара — спровоцировал пожар, уничтоживший 1300 тонн топлива. Люди, по счастью, не пострадали.

«В ходе проведенных оперативных мероприятий было установлено, что диверсионные действия произошли в результате атаки с использованием двух БПЛА вооруженных формирований Украины, о чем свидетельствуют найденные на месте взрывов фрагменты беспилотных устройств: двигатель и обгоревшие части фюзеляжа, крылья», — отметили в СЦКК.

Комментируя произошедшее, глава ДНР подчеркнул, что «Украина методично наращивает огневую агрессию по объектам инфраструктуры» республики, используя методы таких террористических организаций, как «Аль-Каида» *. По его словам, этот факт подчеркивает выбранная для атаки на донецкую нефтебазу дата — 11 сентября, трагично известная во всем мире терактом в Соединенных Штатах.

До этого, напомнил Пушилин, противник пытался взорвать газопровод в одной из районов города, а также несколько раз наносил прицельные удары по энергоузлам, питающим прифронтовые районы республики. А в последние дни под огонь ВСУ попала шахта им. Засядько, Докучаевский флюсо-доломитный комбинат и жилые дома. Четыре мирных жителя получили ранения.

Он призвал «представителей международной общественности, в частности ОБСЕ, содействовать расследованию этих инцидентов и оказать влияние на Украину для недопущения возобновления полноценных боевых действий», которых она добивается подобными провокациями.

Между тем, как информирует Телеграм-канал «Донбасс решает», мониторинговая миссия ОБСЕ в очередной раз отличилась «избирательным зрением» и отказалась считать атаку украинских формирований причиной пожара на нефтебазе.

Военкор Андрей Руденко в свою очередь, предположил, что подрыв украинским беспилотником хранилища с бензином на окраине Донецка — это новый этап террора против ЛДНР.

«В этот раз МЧС ДНР отработали на все 100% — молодцы! А вот что будет в следующий раз, когда ВСУ пошлёт десятки БПЛА и с более мощными взрывными устройствами? А он, как ни страшно об этом писать, обязательно будет», — пишет он в своем ТГ «Неофициально об официальном».

Субботний теракт, по его словам, тоже мог иметь гораздо более серьезные последствия: вокруг нефтебазы располагаются жилые кварталы, и, если бы детонация была действительно серьезной, эти дома «просто посносило бы» и «жертвы исчислялись бы десятками».

— На самом деле, это не первый случай, когда подобного рода приспособления Украина применяет для атаки именно на гражданские объекты республик Донбасса, — комментирует ситуацию из Донецка военный эксперт Юрий Котенок. — Был момент, когда ВСУ имели возможность пускать свои коптеры-беспилотники прямо в центр города. Так что все это представляет угрозу.

Проблема в том, что сплошной линии фронта — в нашем представлении, как во время Великой Отечественной войны, — нет в системе обороны Донецка и Луганска. Потому что это отдельные опорные пункты. Да, там перекрываются некоторые направления огнем, некоторые минными полями… и т. д. Но, повторюсь, преодолеть именно такую систему укрепления и узлов обороны, опорных пунктов, ротных, взводных, не представляет для противника большой проблемы.
От полномасштабных боевых действий их останавливает только возможное вмешательство Российской Федерации. И наказание. Но проникать диверсионными группами, в том числе, запуская БПЛА сквозь линию боевого соприкосновения вглубь территории ДНР, они вполне могут. И стремятся к этому.

Более того, при необходимости Украина может накрыть тот же Донецк практически весь по площади огнем своих артиллерийских систем, систем залпового огня и т. д. Пока они не делают этого — боятся осуждения мирового сообщества. А в большей степени, повторюсь, боясь реакции России.

Читать также:  Путин привел Лукашенко на вынужденную посадку на российскую авиабазу

Но пакостить они продолжают. И нынешние атаки на гражданские объекты свидетельствуют о том, что Украина все более реально оценивает свои возможности по силовой зачистке Донбасса. При этом в Киеве понимают, что Россия не оставит этот регион. Поэтому месть уже идет чисто гражданским структурам, гражданским объектам. Доходит до того, что атаки идут уже, чуть ли не на одиночные цели.

Это все очень тревожно и печально. Ситуация на самом деле так складывается, что «лекарства» полноценного от такого проникновения с воздуха, пока не существует.

«СП»: — Где же средства РЭБ?

— Они есть. Но этого не хватает. Особенно на тактическом уровне. Особенно на уровне тех подразделений, которые прикрывают ключевые, наиболее опасные с точки зрения проникновения БПЛА направления.

Воздушное пространство республик — это большая проблема. Ее необходимо решать в кратчайшие сроки. Не стоит забывать, что на вооружении Украины существуют такие серьезные системы, как «Байрактар». А непротивление тактике бесконтрольных ударов, фактически развязывает руки противнику, провоцирует его на применение более серьезных средств.

Я не исключаю, что будут и следующие шаги. Будут попытки ударить с расстояния примерно 8−10 км такими беспилотниками (или другим способом) не только по позициям защитников, но и по гражданской инфраструктуре республик. Это необходимо пресекать.

«СП»: — Каким образом?

— Я вижу только один способ. Необходимо жестко поражать командные пункты и позиции конкретных подразделений, которые ведут подобные провокации в отношении Донбасса. В противном случае мы будем иметь только жертвы. И противника, который не ограничен ничем — ни какими-то достигнутыми соглашениями, ни, тем более, какими-то соображениями совести, здравого смысла и человеколюбия.

Против нас — безжалостный враг, который не считает жителей Донбасса за людей. И поэтому необходимо противодействовать. К сожалению, пока мы ограничены в этих возможностях.

«СП»: — А «красные линии» еще какие-то сохраняются?

— Противник не понимает, что такое наша «красная линия». И не понимал никогда. Разве нацистская Германия, переходя границу СССР в ночь на 22 июня 1941 года, понимала, что есть такая линия? Немцам плевать было. То же самое для этих укропитеков.

«Красная линия» должна существовать для нас. И обозначалась уже не раз и президентом РФ, и представителями российского военно-политического руководства.

К сожалению, сейчас почему-то считается, что нанесение ударов по сугубо гражданским структурам Донбасса, не является переходов этой самой линии. А что тогда является? То есть, нужно положить еще пару тысяч мирных жителей, и тогда кто-то прислушается?

На самом деле, я постоянно призываю реагировать на все это по-другому. Но — увы! — никто не реагирует должным образом. Я не говорю, что нет «ответки» — она есть. И, слава Богу, что последнее время хоть разрешили об этом говорить. Но если еще и молчать, то это будет вообще страусиная позиция.

Короче говоря, это извращение, которое сегодня существует и в медиапространстве, и в деле реального обеспечения безопасности и обороны республик Донбасса, надо исправлять. Купировать. Иначе украинские беспилотники с взрывчаткой будут летать не только над Донецком и Луганском, но и над Крымом.

«СП»: — На этот раз глава ДНР опять обратился к международной общественности, чтобы она вразумила Украину, и та не провоцировала полноценных военных действий своими провокациями…

— Вразумить противника может только боеприпас повышенной мощности. Говорю это как офицер, который побывал на шести войнах, видел смерть и разрушения, сам был контужен и ранен. Никаких других действенных способов вразумить противника в условиях войны не существует. Все остальное — словоблудие. Лукавая позиция, которая ведет только к увеличению жертв и разрушений.